Яндекс tor browser вход на гидру

Где растет конопля иркутск

04.12.2019

где растет конопля иркутск

Иркутская область, (ИА «Телеинформ»), - В Иркутской области дикорастущей коноплей занято гектаров. Самовольно произрастает конопля на тротуаре недалеко от школы №22 в микрорайоне Солнечный в Иркутске. Травянистое растение обнаружил народный корреспондент. Администрация Иркутска просит пользователей сайта «Твой Иркутск» помочь установить места на территории города, где растет конопля.

Где растет конопля иркутск

Очередное заседание антинаркотической комиссии состоялось 13 марта под председательством мэра Сергея Петрова. В повестке значилось 5 вопросцев. В Иркутской области стартовал 3-ий шаг профилактической операции «Мак », в рамках которой сотрудники милиции вместе с представителями администраций городских образований проводят ликвидирование конопляных полей.

Всего с начала проведения операции сотрудниками милиции выявлено выше очагов произрастания дикорастущей конопли на площади наиболее гектаров. В Иркутской области проходит комплексная межведомственная оперативно-профилактическая операция «Мак - ». В Иркутской области некие городка и районы плохо выполняют обязанности по поиску мест, где растёт конопля, и по содействию её уничтожению.

Как сказала 14 июля года секретарь антинаркотической комиссии в Иркутской области Марина Горохова, к примеру, Балаганский район в году на заседании комиссии отчитался, что конопля в местности уничтожена в полном объёме на площади в га. Сотрудники отдела по контролю за оборотом наркотиков Управления МВД Росси по Ангарскому городскому округу в ходе реализации оперативной инфы установили подозреваемого в культивировании, изготовлении и незаконном сбыте наркотических средств.

В апреле года вместе с неустановленным следствием лицом летний юный человек подделал временное удостоверение личности на имя другого гражданина, вклеив в него свою фотографию. Опосля что он направился в «Сбербанк», где предъявив сотруднику банка поддельный документ, попросил внести конфигурации в личные данные и снять со счета 2 рублей. Силами профессионалов отдела по молодежной политике Управления по молодежной политике, физической культуре и спорту администрации Ангарского городского округа вместе с волонтерами и представителями ОКОН УМВД Рф по Ангарску был уничтожен очаг произрастания дикорастущей конопли по адресу: микрорайон Китой, ул.

Накануне в дежурную часть Межмуниципального отдела МВД Рф «Усольский» обратилась жительница городка Ангарска с сообщением о том, что в садоводческом некоммерческом товариществе «Железобетон» неизвестные лица выращивают коноплю. В Ангарске сотрудники милиции задержали юного человека, подозреваемого в мошенничестве.

При обыске в его квартире была к тому же найдена плантация конопли, выращенная особенным способом. Обследование очагов произрастания дикорастущей конопли провела комиссия, в состав которой вошли спецы администрации Ангарского городского образования, сельского хозяйства, архитектуры, Ангарского отдела Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков. Таковы итоги операции «Мак», проходившей в Иркутской области с мая по октябрь. В ней приняли роль сотрудники всех заинтересованных ведомств.

В Ангарском районе будет уничтожено 80 гектаров дикорастущей конопли, из их 52 га в районе Мегетской птицефабрики и 28 га в районе Теплого канала. о этом было заявлено в ходе заседания антинаркотического совета в администрации Ангарского городского образования. В Ангарском районе поблизости населённого пт Зуй уничтожено наиболее 30 га дикорастущей конопли.

Работы по ликвидации растений, содержащих наркотические вещества, длятся. В Министерство сельского хозяйства Иркутской области от администрации АМО ориентирована заявка о выделении л. гербицидов для поражения конопли на местности Ангарского района. Одичавшие поля конопли обработают гербицидами в два шага, чтоб убить не лишь небезопасные растения, но и семечки.

Отрава выбрана особая, очень безобидная для насекомых. В ведомственной мотивированной програмке по профилактике наркомании «Выбор» в году предполагалось ликвидирование дикорастущей конопли на местности Ангарского района на площади 17,5 га.

Коронавирус в Ангарске и Иркутской области: лента новостей. Вопросцы профилактики потребления наркотических средств и психотропных веществ обсудили в администрации Автор: Администрация АГО , дата: Внимание конопля милиция профилактика наркотики область. В Иркутской области некие городка и районы плохо борются с коноплей Автор: Байкал Инфо , дата: Мошенник выращивал дома коноплю Автор: Ангарский городской трибунал , дата: Опосля обследования очагов произрастания дикорастущей конопли начнется ее ликвидирование Автор: Администрация АМО , дата: Archivarius Уругвай может скоро стать первой государством, где выкармливание, распространение и употребление марихуаны будут вполне легально Тэги: конопля.

А в Ангарске пока по полимона каждый год растрачивают на ликвидирование дикорастущей конопли. Добавить комментарий! Ваше Имя:. Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю Вставка смайликов Вставка ссылки Вставка защищённой ссылки Выбор цвета Сокрытый текст Вставка цитаты Преобразовать избранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера.

Советуем похожее: Около 10 тыщ фото собрали за время проведения акции "Помни меня". Организаторы благодарят всех, кто принял в ней роль. Все материалы будут расположены на веб-сайте. В администрации Ленинского округа прошло совещание по вопросцам пожарной сохранности. В комитете по управлению Ленинским округом администрации Иркутска спецы отдела надзорной.

Бесплатные курсы в сфере делового туризма. Администрация городка Иркутска проводит набор на бесплатное обучение представителей малого и. За 1-ый квартал года сотрудниками Управления Федеральной службы Русской Федерации по. В Иркутской области проходит акция «Сообщи, где торгуют смертью». С 18 по 29 марта года Федеральная служба Русской Федерации по контролю за оборотом.

Администрация городка Иркутска и портал irk. Шарыповские полицейские изъяли пакет с коноплей у ребенка. В Шарыпово полицейские на улице задержали ребенка с пакетом растительного. Все коммунальные службы Иркутска в новогодние празднички будут дежурить. Коммунальные службы городка в торжественные дни и новогодние каникулы будут работать в круглосуточном.

Интерактивная карта новогодних мероприятий. Какие празднества буду проходить в Иркутске в канун Новейшего года и в дни каникул, где и во сколько. На жд вокзале столицы Бурятии прошла акция «Сообщи, где торгуют смертью». Жд вокзал Улан-Удэ стал участником антинаркотической акции «Сообщи, где торгуют.

Где растет конопля иркутск поисковик для tor browser список hydra2web

GARNIER HYDRA BOMB TUCHMASKE

И всех готов простить! О для тебя еще узнают! А я иду по улицам И на Иркутск смотрю, Счастливей этих улиц Я в жизни не найду. Тут каждый улыбается, Тут каждый для тебя рад, Тут притча начинается, Тут дружат стар и млад. Вот детки, вот старушки На лавочках посиживают, Вот сплетницы подружки, А вот сестра и брат… Мы тут семья крупная, Мы — прошедшее, мы — сны, И город с юбилеем Мы поздравлять должны!

Богатства, вдохновения, Фурроров, доброты, В делах благословения И нескончаемой красоты!!! У Иркутска день рождения, у иркутска юбилей, И ему я поздравленья принести спешу скорей. Пожелать ему ромашек и асфальтовых дорог. Расписных многоэтажек завершенных в подходящий срок. Тут природа богатырская и здоровье только сибирское!

Даже Ангаре красавице, город мой возлюбленный нравится! Золотом расшито небо, глядит город мой салют. Проживу в нем долго долго, чрезвычайно счастлива я тут! Провинция, небольшой город… Обыкновенные жилые дома Иногда ужасающий холод Лачуги, плотина, тюрьма…. Душевные, добрые люди С сибирским смешным говорком Без всяких ненадобных прелюдий Одежда Китая мешком…. Походы в леса, огороды Сибирской тайги краса Охота, закаты, восходы Байкальские чудо-места….

Провинция, небольшой город… Томная странноватая жизнь — Влюбился я здесь в жуткий холод Рождение вновь пережил! И нижеследующее посвящение —. Улочек узеньких я знаю повадки, Спостроек старинно-причудливых кладку,.. Вросших навеки, стоящих нешатко. Меж домами когда-то лошади Цокали звонко по каменной кладке… Это ль не чудо?!

Средь сероватых громил, Рядно построенных, как на параде, Что подпирают и сбоку, и сзаду Жить, в 20 первом, как-будто в осаде?! Из-под деревьев необычных прядей Взглядывать тихо и величаво На многолюдную сероватую лаву, мерно снующую слева направо… И, обращаясь к истокам Державы, Веку-Родителю вскрикивать: «Браво! У меня есть Иркутск, что люблю я непомерно, В каждом вздохе его — вековая краса!

Пусть цвет он на славу всем поколениям, Что даст нам ещё Земля! Тихих улочек молчанье. И стучание водительских колес… Гул турбин. Ветров касание Девичьих распущенных волос. От новостроек поменялся город, Уже не тот, что был 15 лет назад. Но также он мне стариною дорог — Не тронуты ещё наследия места. Резной орнамент. Маленькие детали — Из дерева. Что славится в Сибири все века. И в переулках тихих, где вчера ещё гуляли Ссыльные из королевского дальнего дворца.

История судеб в Иркутских страничках Расписана в стилях стоящих домов… Смотришь ты на эры и лица И видишь связь из глубины веков. И в славный юбилей прими ты поздравление От нас, твоих обычных горожан, — Цвети и радуй нас! Дай Бог для тебя терпения!

И в день рожденья собственный поздравь салютом иркутян! Бегут и бегут прибайкальские шири, Саянские горы синеют вдалеке. Нас встретит столица таежной Сибири, Возлюбленный Иркутск, середина Земли. Остальных городов — их много на свете, посмотри на восток и на запад посмотри, через тыщи верст мы собственный город заметим, Возлюбленный Иркутск, середина Земли. Пусть есть городка и красивей, и выше, но где бы пути иркутян ни легли, они тебя лицезреют, они тебя слышат, возлюбленный Иркутск, середина Земли!

Блистал Иркутск над гладью Ангары В сентябрьскую безлунную погоду. Качала ночь стеклянные шары И погружала в медленную воду. На горб моста, звенящ и возбужден, Взбегал трамвай, спешащий к электричке. В тылах предместий, с 4 сторон, Ломаясь, падали прожекторные спички. Не разобрать, с какого этажа, Как как будто сбросив летнюю вялость, Праздничная, свободна и свежайша, Знакомая мелодия рождалась. И было удивительно чувству моему В обычном месте обновиться пазом.

Был город деньком продымленным и запятанным, А что сейчас случилось — не усвою. Да это я, пожалуй, повзрослел. И может, сам я с кое-чем примирился? Все некогда мне было — спешил, А здесь тормознул — посмотрел…. Как издавна не была я в Иркутске… Здравствуй город… студенческий мой! Дорог твой изменившийся облик… Как и прежде… блестишь Ангарой…. Я влюбилась в тебя когда-то… В золотые твои купола… Удовлетворенность встречи с тобой… необъятна… Пронесла ту любовь… через года….

Вот аллея… деревья большие… По семнадцать… нам было тогда… Деревья сажаем… лица родные… Помню всех… как вчера… пусть года! Чистые… небесные просторы… Неба синь… без края и конца… Кружев… древесные узоры… Наряды дома старого… венца…. Город мой! Ты растёшь… расцветая… Весь в цветах… ты блестишь красотой… Воздух чистый… Сибирского края… Для меня — навсегда… мой родной! Я иду… не спеша… по Иркутску… Поменялись родные места… Лишь запах сирени… как прежде… И музеев твоих… тишина….

И… наслаждаясь тем, что окружает… Я вновь и вновь… в душе осознаю… Иркутск-студентов город… каждый знает… Мой город! Я тебя люблю. Иркутск — как много в этом слове, Созвучных букв, так близкие Душе. Иркутск — ты часть моей Рф, Ты часть Вселенной, часть Земли!!!

Ты обеспеченный лесом и пушниной, Ты богат разнообразьем рек. По для тебя стальные дороги Перевозят сотки человек. Он впускает в жизнь людей, Чтоб те, управляя стальной дорогой, приносили людям добро, Добро, на долгие годы!!! А в зимнюю пору, Как великолепен в зимнюю пору ты, Иркутск!

Роскошь и краса твоих елей, Завораживает мой дух, Заставляя сердечко биться ещё посильнее. А Байкал!!! Пусть проходят годы, Пролетает время. Иркутская история посреди житейской прозы — Как как будто в белоснежном инее появившийся белоснежный стих. Над Ангарой туманною крещенские морозы Качаются в безветрии, и город бел и тих.

В прозрачных зимних сумерках пройдусь, наверно, скоро я По древесным улочкам — и будет мне просто Листать твои наименования, иркутская история, Печальная история прошедших трёх веков. Кружат голуби над церквями, переулки звенят подковкой, А купеческие ворота — век никто их не отпирал. Монастырскими куполами над застывшею Ушаковкой Бредит сосланное дворянство и расстрелянный адмирал.

Шумит вдалеке сибирская стальная дорога. Вокзального диспетчера издавна свели с мозга И поезда столичные — до Далекого Востока, И электрички местные — до станции Зима. А мне ещё аукнется фортуна припасённая: Вернусь я вновь когда-нибудь в одну из этих зим, И по Байкальской улице к Байкалу повезёт меня Иркутская история — маршрутное такси.

И пускай наступает вечер, и пускай отступает горе. Я приду на скалистый берег и найду поположе спуск, Протяну я Байкалу руки и священное это море На восток заберу с собою, чтоб держать в голове тебя, Иркутск. Стоят деревья, как бокалы, В шипучем зимнем серебре. Навстречу солнцу и Байкалу Иркутск плывет по Ангаре. На палубе морозы круты, Зато матросы горячи. Бьют в синеглазые каюты Фонтаном рыжие лучи. В каком бы ни был океане, Какие льды бы ни колол, Ты не забудешь, иркутянин, Собственный трехсотлетний ледокол.

Не напрасно река нас обучала Подплыть по волнам морей и гор Навстречу солнцу и Байкалу, Течению наперекор! Над широкой, стремительной Ангарой Теплый летний вечер потухает Город мой Иркутск, город мой родной Опять свет в окошках зажигает. На дьячем полуострове боярский отпрыск Похабов Выстроил хижину, чтобы добывать ясак… Прошли года в глухой тоске ухабов, Века легли, как гири на весах.

Над летниками тесноватыми бурятов Сычиный дух да хмель болотных трав: Сюда бежали, бросивши Саратов, И свободный Дон, и старенькой веры характер. И город встал в просвете этом узеньком, Суму снегов надевши набекрень, И наречен он был в веках Иркутском, Окуренный пожарами курень.

Вот он встает в туманах, перебитых Неумолимым присвистом весны. Много есть фамилий именитых — Трапезниковы, Львовы, Баснины. Он богател. Он грузен стал, он стал богат, а вообщем, Судеб может быть ль было ожидать других От золотых и соболиных вотчин, От ярмарок и паузков речных. Он, как будто струг, в века врезался старый. Туманом белоснежным над Ангарой по утрам встречаешь ты В молочной дымке я, как хмельной, шагаю через мосты.

Ты — приют моей памяти, мой теплый вокзал Куда б я ни шел и как далековато бы ни уезжал Фонари над рекой горят как свечки во тьме Мой Иркутск, мой причал. Мое сердечко живет в для тебя. День рождения справляешь ты в духе собственном С интернациональным размахом и… под дождиком И звезды снова зажигаешь магической собственной рукою Заготовили все поздравление, даже улицы — в золотой.

Иркутск, как будто компас с запада — на восток, Маяк надежды над ангарским причалом, Засияет душа, когда твой юбилей — таковой. И ты — сияешь! И ты — постоянно молодой! У Иркутска града, что слывет столицей Матушки Сибири, как будто плотоядной птицей, Склевано достояние — много тыщ будет. Инженер, хоть милый, но очень беспутный, Видя в том не дело, а свою карьеру… «Голова приедет, будет инженеру, — Задумываются граждане, даст ему он гонку».

Некто просит право провести нам конку, Осветив наш город… Дан ответ: «Прибудет Голова и просьбу вашу, сам рассудит». Мост снесло водою вешнего разлива… В лужах наших улиц плавает кичливо Свора одичавших уток… Ночкой зги не видно, Как луна не светит… Ей же, знать, грустно. Растрачивать свет собственный даром только управцам в руку. Обыватель должен созидать в том науку: «Не шатайся поздно. Ночь для сна дана нам; Спи, как спят управцы, прислонясь к диванам: Знай храпят, только кто-то вдруг иногда забредит»… Головы все ж нету… голова не едет… В конце концов, в суде мы, празднуя реформу, Голову узрели.

Он облекся в форму, Дня три суетился, выпрямив стан гордо; Со спины напомнил британского лорда. Речь произнес и слезы умиленья вытер, Сел в курьерский поезд — и уехал в Питер. Неплохой город — пыльный лишь, задумчивый по берегам, родной до боли на помойках! С претензией на стольность, даже, так как милями — тайга, а тут — мосты, многоэтажки, два парка, цирк, колокола…. Вот уж что, а их хватает: церквей, костелов, синагог, — все строятся, все ввысь взлетают, как как будто поближе станет Бог.

Растут и умножаются здесь рынки, и забегаловок — не счесть: от грязной чайханы до шИнка… Ну, в общем, все в Иркутске есть! Вот только… голуби пропали, и, как произнес знакомый бич, они предметом кухни стали у беспризорных… Чем не дичь?..

На крутом берегу Ангары Заложили острог казаки. Шли года, шли века, Но Иркутск для меня Был постоянно — наилучший город земли! Мой Иркутск! Край грозной байкальской тайги. В самом сердечко сибирской земли. Узоры древесных домов-теремов Хранят память ушедших веков. Мой Иркутск — ты начало начал Тут друзья и родимый причал Школьных лет кутерьма И сводил нас с мозга Гулких песен высочайший накал.

Мой Иркутск, утонул средь вершин тополей Мой Иркутск, город песни твоей и моей! Город верных друзей, матерей и отцов! Буду я повторять вновь и вновь. Мой Иркутск, край радушных и щедрых людей! Мой Иркутск, город верных, надежных друзей! В Ангаре отражаясь плывут облака Наши судьбы с тобой навсегда! Мой Иркутск-юбиляр собирает гостей. Поздравленья летят как ухмылки друзей.

С деньком рожденья, Иркутск! С деньком рожденья, родной! Город мой дорогой! На Селитебной черте Детство проходило. И про годы я про те Вновь раздул кадило. Мама качала говой: — Крученый ты, Миня! Веретешко стал, отпрыск мой, Что ж, хоть не разиня!

Лишь вспомнят про меня: Где, дескать, пропадаю? Хрусткий снег был глазу мил В блеске непрестанном, Кругбайкальский тракт приманивал Сыздетства к Саянам. Там течет река Иркут, Имя дав Иркутску. Годы, годы протекут, Не дадут нам спуску. Ну а все же навсегда Ты твердишь: «Одна я У тебя чрез все года, Сторона родная!

Мы равномерно город обживаем. Поначалу дом, где мы явились в мир, Позже квартал с грохочущим трамваем, Позже подъезды дружеских квартир. И почаще — расставаний навсегда. Мои паденья и высоты, Моих деток друзья и кумовья, И все работы, ужасы и заботы, Моя любовь и нелюбовь моя.

Стрижи под крышу собирают вечер, в Иркутске лето, и стоит жара, а тополя, накинув шаль на плечи, с топОлихами шепчут до утра. В прудах карась погуливает ленно, в заросшем парке тесновато соловью, и вылечивают звезды на просохшем сене вскружившуюся голову свою. А горизонтом радуга заката роняет день в парное молоко, и воздух чай заварит свежайший с мятой, пустив туман над Ангарой-рекой.

Где с широтою Северной Пальмиры к нарядам белоснежным так же склонна ночь, и на качелях до Созвездья Лиры июль промчаться, как и все, не прочь…. Новое утро… Город проснётся, Город как как будто Мне улыбнётся, В окна заглянет Предвестником дня, Ведь мы с ним друзья — Иркутск мой, и я. В сон мой ворвётся Гомоном птичьим, Звонко зальётся Хохотом девичьим, Город разбудит, Трамваем звеня, Ведь мы с ним друзья — Иркутск мой, и я. Двери открою, Выйду из дома, Всё тут родное, Всё тут знакомо… Отрадно город Обнимет меня, Ведь мы с ним друзья — Иркутск мой, и я.

Крайние лучи заката… Как скупо солнце Сибирской в зимнюю пору Шум суеты — Иркутская соната Деревья покрыты ледовой корой В один прекрасный момент проснувшись, уже не уснешь В вальсе Иркутска ты просто уйдешь Отрада на сердечко Стихи в голове И некоторому высказать что на душе О том как очнувшись с утра мы покидаем свои городка Тепло дома, вид зимы из окна Так и проходят бесцельно года… Чувство комфорта, вялости ног Детские грёзы ушли за порог. По берегам Ангары светловодной Привольно раскинулся город родной.

Находится он на земле плодородной, Закрыт от ветров он тайгой столетний. Город когда-то обычным был острогом, мыс при слиянье 2-ух рек занимал. Через Иркутский острог древесный Много торговых бежало путей. Он красотой завлекал повсевременно Смелых, вольных и гордых людей. Годы летели, острог разрастался. И по велению королевских властей Гладом возлюбленный Иркутск нарекался — Жизнь потекла во 100 крат веселей. Город запамятовать никогда не сможет Первого поезда громкий гудок.

Память иркутская лаского лелеет Все, что случилось в положенный срок. Сегодня Иркутск поменялся, естественно, За пролетевшее множество лет. Я говорю ему с чувством сердечным: «Города краше во всем мире нет! Когда мы шли военными дорогами Схваток и походов боевых, За пядями таёжными, далёкими Ты снился мне в землянках фронтовых. За Одером развеялись пожарища И за Хинганом смолк крайний бой, Как старенькые отличные товарищи Мы опять повстречалися с тобой.

Студёный ветер дует от Байкала, Деревья белоснежные в лохматом серебре, Родные улицы, знакомые кварталы, Город мой, город на Ангаре. Летят составы далекими дорогами, Составами грохочут наши дни И скоро над ангарскими порогами Зажжём как солнце калоритные огни. Для тебя волной звенеть и песней славиться, Огнём залив таёжные края, Река моя, любовь моя, кросотка, Грозная таёжница моя.

Студёный ветер дует от Байкала, Деревья белоснежные в лохматом серебре, Родные улицы, знакомые кварталы, Город, мой город, на Ангаре. Иркутский вокзал! Он вновь встретит огнями. По набережной буду гулять днями… И в лабиринты сероватых дорог, Я стремлюсь окунуться, И счастьем прошлых лет захлебнуться!

Вальсируя по хрупкому льду, Я тихой поступью иду… Иркутский вокзал! Живи вечно! Но как бы время не шло быстротечно, По платформам твоим все идут и идут, А годы бренные бегут, бегут. И не вернуть тех ушедших дней, Что в памяти ветхой моей, Неизбежными стали, сердечко обожгли. Только белоснежным снегом вкруг все облекли… Торопятся поезда, перрон, обдавая гудком.

Небо разлилось кипенным молоком. Я билет покупаю, телеграмму черкаю, Строки голубых чернил дрожащей рукой, Я храню тебя в сердечко, Я влачусь душой за тобою, Иркутский вокзал! Так много прожито лет, Столько в памяти жгучих побед. Ждёт сердечко моё взойти на твой перрон. И зреть, как засыпает бездонный небосклон…. Для тебя много лет, но, как встарь, юный Судьбой мне дарованный город, В всякую погоду — и в стужу, и в зной, Иркутск, ты мне близок и дорог… В цветных листопадах, в весеннем тепле, В январских снегах и метелях — Ты рядом постоянно, для меня на земле Нет городка сердечку милее.

Припев: «Иркутск, это счастье — быть рядом с тобой! Ты — самый возлюбленный, ты — самый родной, Нет в мире другого такого». Домов твоих окна, как звёзды, горят, И в высь, к небу, тянутся крыши, А в парках твоих громко птицы галдят, И звонко смеются детишки… Тут детки мои, и любовь, и друзья, Мы совместно и в праздничек, и в будни, Зовусь иркутянкой с рождения я, Так было, так есть, и так будет!

Я в Иркутск приеду в летнюю пору, я приеду не навечно. Но как долго встреча эта не даёт покоя мне. Соберу вещей мало и отправлюсь в путь дорогу, По позабытому маршруту сам с собой наедине. Я в Иркутск приеду в летнюю пору, я приеду незаметно. Ни одной душе о этом телеграмму я не дам. Только вокзал меня выяснит, и фортуны пожелает, И поделит грусть той встречи он со мною пополам. Я в Иркутск приеду в летнюю пору, сам к для себя приеду в гости. Но обратного билета в кассе я не попрошу.

Может встречу там живую свою маму… молодую… По дощатым тротуарам вслед за ней домой пойду. Где он мой иркутский дворик… древесные заборы… Двуэтажный старенькый домик.. Эх, дорога ты дорога, увела меня из дома. Увела и не спросила вслед за призрачной мечтой. Эх, дорога ты дорога, я в пути уже так долго, Но не встретил то, что было мне обещано тобой.

То, что было так прекрасно мне обещано тобой. Мой Иркутск, мой хороший город. В нём я жил… прекрасен и молод… От вокзала пойду в гору, по Глазково, наугад… Там друзья мои, частично, вышли в большое начальство… Колька — доктор, Толян — геолог, а Володька — юрист.

Моей молодости подруга прогуливается под руку с супругом… Обойду её я кругом, посмотрю издалека… Там все улочки знакомы, лишь нет родного дома. Растерял его я где-то… Но найду.. Иркутск, Иркутск, твои истоки Тайги нетронутая стать, Могучих кедров рост высочайший И сосен пышноватых благодать.

Да соболя как птичьи своры, Да бег прозрачной Ангары, Брусника без конца и края — Сибири щедрые дары. Пришел боярский отпрыск Похабов, Преодолев пути ухабы. Он избрал место на фортуну «Ну, боже правый, помоги». Амбары срублены и башни, О, как далек тот день вчерашний. С рассветом топоры звенели И до заката над рекой Казачьи песни вдаль летели, Нарушив девственный покой.

Столбы высочайшие тесали И прочно в землю зарывали. Три башни у стенки передней, В проезжей — ворота в острог И колокол звонил к обедне На Спасской башне точно в срок. Три этажа: внизу амбары, Над ними горниц череда, Тут все обмыслено недаром, Ведь поселились на года. Сторожевая вышка выше, Покрыта тесом ее крыша. Казак, опершись на перила, Неся дозор, смотрел вперед. Свинец и порох охраняли, Амбар для сбора десятин. На службе королевской не зевали, Казаков много, правитель один.

И рос посад вокруг острога, Добра в Сибири было много. И говорили, аж в столице, Что там, в Иркутске, без труда, Идя по улицам девицы, Ловили соболей постоянно. Прихлопнут коромыслом зверька, А рядом уж бежит другой! Вот так в Сибири богатеют, Пушнина льется там рекой. И слава крепла год от года, На соболей в ту пору мода. Варили мыло и ковали, Иконы знатные писали. А сухопутную дорогу Столичным трактом нарекли, Прошло и зим и весен много, Пока в тайге ее вели. По ней бывало, шли обозы, Через метели и морозы.

Острог Иркутский — воеводство, Самостоятельный совершенно, Уезд сибирский создается, Сейчас он город — зависть всем. Иркутской крепости запасы: Свинца и пороха с лихвой, Три пушки ожидали лишь часа, Когда начнется ядер вой. Хранили знамя, барабаны, Отпор получит неприятель незваный.

Бабр равен льву по силе, характеру, Изображение по характеру. Таковой же герб был на печати, Накладывали на продукт И на монетах герб был, стати, Бабр в пасти соболя держал. С изображением королевы Монеты «били» много лет И выпустили их сторицей Из меди — желтоватый, белоснежный цвет. Звали «сибирская монета» Вели чеканку до запрета. Иркутск казне платил много Пушниной — золотом тайги И бочки с омулем, бывало, Обозом до Москвы везли.

Средствами пошлины возили, Все, что положено в казну. Бруснику сочную ценили И доставляли в старину. Китайский шелк, атлас блестящий, Орешек кедровый, реальный. Был промысел в Иркутске авторитетный Всераспространен посреди людей — В воде прозрачной, так приятно, Изловить байкальских омулей.

И даже нерпу промышляли Тюлень байкальский , коль везло. Слюду сибирскую разламывали Вставляли в окна, как стекло. Посадский народ трудился днями, Бежали годы за делами. Торговля развиваться стала. Купцы, приказчики в ходу. Купцы сибирские недаром Все время были на виду.

Вели торговлю с заграницей «Гостями» называли их, Подобны перелетным птицам, Кочующим в краях чужих. И только приказчики сновали, Сидельцы в лавках торговали. Он, свою выгоду предвидел, Посреди посадских мужиков. И стала речка Ушаковкой, Осталось имя на века. Свои дела решал он ловко, А не пролеживал бока. Купец узнаваемый, «гость» Сибири, Его и сейчас не запамятовали. И маленькое создание Купцы старались развивать, А тот, кто желает, тот добьется Не станет на боку лежать.

Была своя мануфактура На паруса шло полотно, Выделывали также шкуры Из шерсти делали сукно. Пятнадцать тыщ «юфтей кожи» За год бригада делать может. Служилый народ чинил экзекуции, Нес караулы в крепостях. Иркутск — опорный пункт по праву, Путь на восток в его руках. В Китай, Монголию прогуливались, За караванами наблюдали.

Имел служилый народ оклады До 20 рублей в году, «Служил и с пашни», ежели нужно Рожь, убирая на пищу. Коль погибал казак служилый, Иль по заболевания уходил, Верстались те, что были живы: Отпрыск за отца, иль брат един. Гулящий народ «верстался в службу», Хоть был указ — «таких — не нужно». В Иркутске основной — воевода, Вельможа либо дворянин, Либо из княжеского рода Ну, вообще, кто-либо один. И как на данный момент, с Москвой сравниться, Не мог Иркутский дворянин, Столичный — «первый сорт», столица.

В Сибири — «сорт второй» один. В избе приказной воевода Был самодержец для народа. Оброк платили все в посаде Но, что отметить необходимо нам — Не брали поровну, не смотря, Обложив всех по головам. А годовой оброк считая Смотрели, кто и как живет И справедливо вычитали Плати побольше, коль везет. От 30 копеек брали До 2-ух рублей оброк взимали. А средства были дорогими, Их заработать тяжело, Постоянно потугами большими И чтобы в работе подфартило. За серп и косу три копейки, Избу выстроить 6 рублей.

Пот лил по телу как из лейки, «Эй, паря, силы не жалей». За лошадка три рубля давали, А омуль бочкой за два брали. С торговли сборы полной мерой По гривне с каждого рубля. Все эти числа для примера Для вас искала я. В посадских книжках все писали Приход, расход вели сполна. И земских старост выбирали Им поручалась вся казна. А целовальники налоги Берут с людей, их подкармливают ноги.

В Иркутск ссылали отовсюду, Только обитатель коренной бурят Жил у Байкала, верил в волшебство И был пушниною богат. Он знал тайгу, стрелял умело, Обожал грозный этот край. Казаки поступали смело, Порою даже через край. Буряток казаки обожали И «братсковатых» народили. Они с раскосыми очами Собственной чаруют красотой, Да и сейчас, меж нами, Мелькает образ девы той.

Смешенье крови век от века, На смуглых лицах скул разлет, В сибирском новеньком человеке Природа красотой цветет. Опасности тщетны Филарета, Служилым не почем запреты. Есть колыбель Иркутска града, Что сохранилась до сих пор. Когда же церковь обветшала Из камня лучше прежней встала. Каменную заложили в году и строили 10 лет. Вновь, «на миру» перед народом, В погожий день, благославясь, Из камня заложили своды, Чтобы церковь опять поднялась. Без фальши делать кладку необходимо И не стукнуть лицом в грязюка, Работали артели дружно И церковь, право, удалась.

Раствор на яичках замесили — Так крепкость кладки закрепили. И песней в камне лебединой Через века плывет она, Соединяя дух единый, Сибири матушке верна. Стекались в праздничек люди к храму, Как пестрый водяной поток, Обычной люд, купцы и дамы Наряженный повязав платок.

Новорожденных тут крестили И с «аллилуйею» прогуливались. От наводнений и пожаров Выручали церковь и не раз, Хоть окна лопались от жара И, кажется, настал тот час, Когда бушующее пламя, Все выжжет на собственном пути И в темный дым под тучами, В наизловещем зареве ночи, Исчезнет лебедь — знак веры, Но, иркутяне были смелы.

Выручили иркутскую святыню, Возили воду с Ангары, Звонят колокола и сейчас С былых времен, с былой поры. И на войну с Наполеоном От церкви ополченцы шли, А православный народ с поклоном, Благословлял их до земли. Как ось Иркутска церковь Cпаса, История и вера наша. Вновь топоры стучали ловко, Срубили множество домов.

Ворот проезжих было трое: «Заморские» — к Байкалу ход, Чрез «Монастырские» с зарею К монастырю торопился люд. Ворота «Мельничные» были На Ушаковке мельниц ряд, Зерно обозами возили. Боец за всем имел пригляд.

Дома стояли, как попало — Кривые улочки дугой, Тележки встречные утомилось Тянули люди за собой. Разъехаться в весеннюю пору, бывало, На тесноватой улице таковой, Одной сноровки было не достаточно — Толкали всем, что под рукою. Пока по суровому приказу Благоустроили все сходу. И отрезали все изъяны, Чтоб порядок навести. И коль не выполнил указ — Дома разламывали, в сей же час. Иль отсекали части дома, Чтобы стала улица прямой.

Иногда, владелец еще в дреме, А уж разрушен дом родной. Смогли навести порядок, Боялись люди непопросту, Не дожидаясь разнарядок, Убрать, ненадобные места. Когда слова и дело рядом Любые не страшны преграды. Различные продукты В зимнюю пору и в летнюю пору вез купец, Русского продукта валом: Железа, олово, свинец. И воск, и мед, и холст лучший, Лисицы, белки, соболя. Ну, а из Кяхты, обязательно, Китайский груз везли не напрасно.

Германский груз, еще испанский И украинский, и голландский. С Америкою торговали, Сделать компанию смогли И под державным флагом стали, Купцов сибирских корабли. Шелиховым была базирована Торгово-промысловая компания, названная «Американской». Построив корабли, к Аляске Он вел флотилию свою.

Купец сибирский, как будто в притче, Освоился в чужом краю. Он мореплаватель, писатель И патриот страны родной, Делами, не средствами, знатен Собственной великою судьбой. Вольнонародные фермеры С центральных, северных широт, Столичным трактом, севши в сани, К Иркутску двигался люд. Сюда и в ссылку направляли, И собирался различный народ. Фермеры сеяли, пахали, Без дела не посиживали здесь.

Подушно подать отдавали И лошадок в «гольбу» давали. Лен, конопля, посконь, крапива Шли на холсты, шерсть на сукно, В собственном хозяйстве терпеливо Умели ткать давным-давно. Носили сарафаны, «юпки», Рубашки длинноватые до пят. Вот поселяночки-голубки В кокошниках на нас глядят.

В морозы в шушунах прогуливались И телогреечки носили. Посельцы в «чебаке» зимою, Когда кругом трещал мороз, Колпак на голове весною, Рубашки, штаны в рост. Обожали пояса мужчины, На поясе крепили ножик, Кисет и всякой чертовщины, Что здесь лишь не отыщешь. Одеждой славились купчихи И «юпки» с золотой каймой, Которые шуршали тихо, Носили давнею иногда.

А позднее по столичной моде Выписывали все попорядку И щеголяли на народе, Демонстрируя собственный наряд. На маскарадах щеголяли Наряд французский надевали. На маскараде свое волшебство, Гость удивленно замирал: Звук ласковый доносился всюду, Звон колокольчиков летал. Их в каблуки вставляли ловко — Поют сапожки, звон кругом, Таковой неповторимой обновкой Знать щеголяла тех времен. Имели отдых горожане: На «Николая» один день, В «Покров», когда скользили сани Съезжались люди с деревень.

Еще на «Сырную неделю», Три дня на «Пасху» выходной. С утра колокола звенели И люди в церковь шли семьей. На «Пост великий» отдыхали, Причастьем душу очищали. Еще справляли именины — Ведь в святцах имени собственный день, Тогда был жив ритуал древний Печь пироги, кому не лень. С пшеном, с вареньем, черносливом И винной ягодой выпекают. В дома разносят терпеливо, Где именинники живут. Знакомых в гости зазывали Вино и кофе подавали. Был «праздник-елка» новогодний, Сначала елки для ребят, Его встречаем и сейчас, Как много лет тому назад.

До Ушаковки все сверкало И громко музыка играла…. Из Петербурга высылали Картофельные семечки, Мещанам сеять раздавали — Такие были времена. Сейчас сажам без указа И имя дали — хлеб 2-ой, А полюбился ведь не сходу Заокеанский овощ завозной. Картошкой жареной румяной Накормлен будет гость хотимый.

Как правило, дома с «подклетом» В Иркутске строили тогда, Рубили и в зимнюю пору и в летнюю пору Накрепко плотники постоянно. Рубили в «чащу», в «зуб» рубили, В «хвост ласточкин» либо в «обло», Землетрясения ведь были — Так избежать желали зло. И коль в «обло» венцы кладутся, То никогда не распадутся. В подклети кухня, кладовая Этаж под землю уходил.

На стенки шла сосна сухая, С тайги люд ее возил. Окошки в четверть реальных, Тепло желали сохранить И кедры массивные из чащи На пол старались постелить. Взял полбревна — и половица, Гуляйте, милые девицы. При доме два двора имели.

Передний досками мощен, Хозяйственный — остальные цели, От любознательных скрытен он. Две горницы, в парадной печка «Изразчитая» «вычур» в ней, 2-ая — выход на крылечко Во двор, где проще и скромней. Глухие ставенки с затвором — Дом крепость, не доступна вору. Изба, избушечка, избица, Заступница посреди невзгод, Тут дорогие сердечку лица, Тут жизнь идет из рода в род. Тут в колыбели мама качала, Справляли женитьбы с давних пор, Деток рождали тут много, Обожали братьев и сестер.

Оплакивали тех, кто прожил. Все дом родительский итожил. И поэтому лучший плотник Был наилучший зодчий непопросту, Коль есть топор, то ты работник, Для тебя подвластна краса. Топорник, рубленник умели Так прочно сруб связать, Что как бы люди не желали Меж бревен лезвие вогнать, Все без толку, труды напрасны. Работа плотника великолепна. Под крышей волнами резными Орнамент вьется «городки» И непременно под ними Тонки, воздушны и легки Лучи от солнышка сияют, Верша земной круговорот, Часы, минутки отмеряя Из века в век, из года в год.

Заплетена гирлянда ниже — Цветочки и листья взгляду поближе. Славяне дом оберегали От «упырей», «навьи», противников И щедро окна украшали Раскрытым веером хвостов. Петушок, павлин — охраны знаки, Он только три раза пропоет И вмиг исчезнут вурдалаки, А петух собственный дом выручит «Коль курица и жеребец на крыше В хозяйском доме будет тише».

Знавала Тихвинская площадь Радостных ярмарок игру, Ветра сибирские полощут Край балагана на углу. Трещат призывно балалайки, Гармонь пиликает маня, Торопятся с корзинами хозяйки, Лихих извозчиков виня. За пуд икры просили восемь, За стерлядь 6 рублей попросят. Льняные бороды, в кафтанах И в шапочках из лоскутков, В дощатых домиках, неожиданно, Потешные везли «райков». Использовать масло можно для всех типов волос.

Питательные маски на базе средства дадут безжизненным волосам сияние, даст силу и здоровье. Как сделать полезные маски? Масло можно применять без помощи других, можно добавлять в покупные ухаживающие средства. Конопляное масло понравится любителям косметики натурального происхождения, дополнит коллекцию ценных средств по уходу за наружностью, сохранением ее красы и свежести. В головах людей крепко посиживает ассоциация, что масло конопли соединено с кое-чем запретным и вредным.

Но, это не совершенно так. Косметическое средство ценного растения делается из посевной травки особенных видов. Продукт не содержит в для себя никаких наркотических соединений и полностью безопасный, за исключением 3-х случаев:. В других вариантах противопоказаний к использованию масла нет.

Отзывы представительниц красивого пола о нанесения средства на кожные покровы, волосы и ногти лишь положительные. Высококачественное натурально средство стоит дорого. Цены на продукт зависят от места приобретения, места производства и размера воды. Посреди поклонников натуральных косметических товаров по уходу за телом и волосами, чрезвычайно ценится алтайское конопляное масло.

Где приобрести растительное средство? Приобрести его можно в аптеках, особых магазинах натуральной косметики, больших супермаркетах, интернет-магазинах. Настоящее масло первого отжима вы сможете приобрести тут. Дорогие читательницы моего блога. Завтра наступает дамский праздничек. Я вас искренне поздравляю с сиим праздничком. Буду смотреть за комментами к данной для нас статье.

Фаворитные книжки по саморазвитию. Добавить свою ссылку за 50 рублей. Основная » Секреты красы и ухода ». Конопляное масло: состав, полезные характеристики, домашний уход за кожей и волосами Конопляное масло: состав, полезные характеристики, домашний уход за кожей и волосами Буянов Олег.

Дата: 07 марта, Рубрика: Секреты красы и ухода. Чем полезно масло кокоса и как его применять?

Где растет конопля иркутск браузер тор офф сайт попасть на гидру

Более 178 гектаров дикой конопли обнаружено в Иркутском районе где растет конопля иркутск

TOR BROWSER В РОССИИ HYRDA ВХОД

Где растет конопля иркутск hydra зеркало hydrabestmarket com

ШОК!!! НАШЛИ ПОЛЕ КОНОПЛИ!!! МНОГО КОНОПЛИ!

Следующая статья наркотик омнопон

Другие материалы по теме

  • Proxy для тор браузера gydra
  • Tor browser особенности
  • Как скачивать с тор браузера видео hydra2web
  • Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *